Сразу хочу сказать, что этот отчет довольно неоднозначный. С одной стороны — новые эмоции, красивые места и природа, с другой — неудержимая боль. Я разделю отчет на четыре главы, чтобы не смешивать противоречивые чувства:

  1. Варшава
  2. Освенцим
  3. Краков
  4. Татры

Маршрут (10/06/2014-14/06/2014)

Продолжительность: 3 ночи/4 дня

Кол-во стран: 3 (Беларусь, Польша, Словакия)

Маршрут: Москва — Брест — Варшава — Освенцим — Краков — Закопане — г.Татры + 10км по Словакии — Варшава — Брест — Москва

Пройдено: 3600 км на автомобиле Seat Leon

Время прохождения границы Беларусь — Польша/Польша — Беларусь: 3 ч/5 ч

Время прохождения границы Польша — Словакия/Словакия — Польша: 0 ч/0 ч

освенцим, по следам холокоста, польша

Итак, поехали…

Это была первая наша со Стасом совместная поездка. И как вы думаете — куда? В романтичный Париж? Может быть, в исторический Рим? Или на белые пляжи баунти, куда-нибудь на Мальдивы? Нет. Мой мужчина решил этот вопрос иначе. И мы поехали в Польшу, а если точнее, нашей целью было посещение Освенцима.

Многие удивятся, но я не была против подобной затеи. Почему? А потому что ни я, ни Стас — не любители пассивного бесцельного отдыха. Ничегонеделание не для нас. Конечно, меня немного испугала перспектива увидеть Освенцим, но с другой стороны, это такое же историческое место, как, например, Площадь Согласия в Париже или Ватерлоо под Брюсселем. Только крови здесь было пролито, наверное, намного больше…

Думаю, все слышали о геноциде во время Второй Мировой войны, и не стоит объяснять, что за ним стоит. Я понимала, что в тот момент поездки, когда мы доберемся до пункта назначения, мне будет достаточно тяжело там находиться, видеть те места, где массово уничтожались люди по национальному признаку.

Но, пожалуй, я начну с хорошего. Согласитесь, фраза «начну с хорошего» после мыслей о геноциде звучит довольно странно. Контраст повествования. Однако я буду следовать хронологии.

Мы распланировали примерный маршрут поездки буквально за неделю до выезда из Москвы. Вечером 10 июня, в мой День рождения, мы сели в машину. Под ногами была куча розовых лепестков — ура! у меня же сегодня праздник! — и бутылка очень вкусного вина, чтобы отметить это событие. Мы выдвинулись в сторону Бреста.

PiB6pgGxmJ8

rJkapzxsqNU

u8wa4TW4WcQ

69Hoc3T7A9k

Варшава

Как обычно, в дороге меня сморило. Я почти не видела Беларусь, да и видеть-то было нечего — ведь вокруг темнота. Я проснулась утром, когда мы уже подъезжали к границе с Польшей. Спустя три часа очереди, формальных проверок автомобиля и наших заграничных паспортов мы въехали в Польшу, и я с интересом стала смотреть в окна. Стас пристроился за местным водителем, чтобы не тащиться на разрешенной скорости. Местные поляки всегда знают, где можно нарушать без последствий и штрафов.

Природа не сильно отличается от нашей, но кажется почему-то более живописной. Скорее, это обманный маневр нашего сознания, которое понимает, что вокруг уже не родина.

Ms1Q3E9k3rA

FYLG3epywKE

В Варшаве мы заселились в апартаменты, которые находились прямо в современном центре, рядом со старым городом.

От старого города почти ничего не осталось. Во время войны было уничтожено практически всё, и восстановлено только в послевоенное время. Поэтому современная Варшава состоит в своем большинстве из новостроек и небоскребов, по соседству с которыми притаились несколько старых зданий и площадей. В сумерках старый город выглядит еще прекраснее, чем днем. Подсветка делает кирпичные строения более красными, маленькие фонарики украшают брусчатку… Завораживает.

dTE9O-txPj8

Королевский замок и Замковая площадь

tms-bLc3aVs

Рыночная площадь

q1SMAUz0M6Q

Узкие улочки Варшавы

aeQv48Xe2ds

Автомобильное движение

6x2MBPVSLEA

Особенно понравился Варшавский Барбакан, построенный из красного кирпича и по форме башенок чем-то напоминающий трулли в Альберобелло, Италия.

nyC_0ldMe64

Утром мы выехали в Освенцим.

Освенцим

Он же Аушвиц (нем.) — комплекс немецких концлагерей и лагерей смерти, располагавшийся в 1940—1945 годах около города Освенцим. Освенцим-Биркенау был крупнейшим и наиболее долго просуществовавшим из нацистских лагерей уничтожения, поэтому он стал одним из главных символов Холокоста.

освенцим, по следам холокоста, аушвиц, польша

Мы опоздали на набор русскоговорящей группы, поэтому пришлось купить экскурсию на английском.

Нас провели через главные ворота, на которых выточена из железа всемирно известная немецкая фраза «Arbeit macht frei«, что в дословном переводе означает «работа освобождает». Стало жутковато. Мы находились в первом лагере Аушвиц-1. Лагерь был обнесен двойным забором из железной проволоки, по которой пропускался электрический ток.

Здесь происходил основной отбор пригодных для работы мужчин, все остальные — женщины, дети, старики — умерщвлялись в газовых камерах, после чего сжигались в печах, либо подвергались медицинским опытам немецких врачей. Есть фотографии журналиста, которому удалось снять людей за минуту до смерти. Пленных обманывали, говорили, что собираются помыть, поэтому нужно раздеться. А потом всех вместе, голых и не понимающих, что происходит, вели в газовую камеру. Они заходили в помещение, за ними закрывались двери, и фашисты пускали газ… И так умерщвлялись тысячи, одна партия за другой…

Найдено множество банок из-под Циклона Б, как использованных, так и еще не открытых.

5_nr8NVJE8Q

освенцим, по следам холокоста, аушвиц, польша

S23ig23pvb8

I8c2tzb_470

В блоках, каждый из которых имел свое определенное предназначение, нам рассказывали о том, как несчастным присваивались порядковые номера; как над ними проводили медицинские опыты (заражали ради эксперимента малярией и гепатитом, втирали в кожу ядовитые смеси, вырезали у женщин яичники, чтобы еврейка/циганка/полячка/русская больше никогла не могла родить, разделяли сиамских близнецов, кастрировали мужчин и т.д.), после которых в большинстве случаев подопытные заражались от нестерильных инструментов и умирали; как людей изматывали бесконечной работой и морили голодом, и они становились тощими и умирали от изнеможения; как в наказание за малейшую провинность их ставили в узкий вертикальный карцер, где они не могли шевелиться, или в герметичные камеры, где они умирали от недостатка кислорода…

Освенцим был полон разных инструментом и приспособлений, придуманных для пыток. Часто эти пытки становились последним испытанием в жизни «политических заключенных». Это была самая настоящая фабрика смерти, которая в настоящее время трансформировалась в музей ужаса.

Нам показали сотни детских туфелек и ботиночек, игрушек, на которые невозможно смотреть без слез, расчесок, бритвенных принадлежностей, костылей и протезов. Не знаю, те ли это вещи, что принадлежали убитым. Да и важно ли это? У инвалидов не было шансов — они не могли работать, их умерщвляли. Детей любого возраста убивали газом в камерах сразу после прибытия в лагерь. Тех, что были постарше — отправляли в блоки ко взрослым.

83DQoLbNvyw

Освенцим использовал труд людей в целях расширения территории лагеря. За то, что раб справил нужду во время работы, подобрал картофель с поля, помог встать на ноги упавшему от бессилия товарищу  — за все следовало жесточайшее наказание. Таким образом, Освенцим превратился в комбинат по массовому уничтожению людей.

Мы видели стену казни, возле которой их расстреливали. Она была реконструирована после войны, поэтому там нет следов от пуль.

IMG_5312

Мне и так было довольно трудно находиться в подобном месте, но когда я подошла к огромной витрине, за стеклом которой лежали тысячи отрезанных прядей человеческих волос, мне стало плохо. Фашисты отрезали волосы у умерщвленных людей и складывали в мешки, чтобы пустить на производство. Я не смогла удержать слезы, когда увидела ту самую газовую камеру. На бетонных стенах были отчетливо заметны следы царапающих ногтей.

В смежной с газовой камерой комнате расположены сдвоенные печи, в которых в сутки сжигали до 350 тел. В каждую печь запихивали 2-3 трупа для экономии времени.

3QTx9i1FIbo

HPBhy-RsjZE

fIgRWgxEnSE

Из 700 известных попыток бегства только около 300 завершились успешно. Семьи сбежавших в большинстве случаев  были отправлены в лагерь, заключенные из блока сбежавшего — убиты.

Далее нам показали Аушвиц-2, он же Биркенау. Это концентрационный лагерь, посреди которого проходит железная дорога. Поезд подъезжал к лагерю, пленных выгоняли из вагонов, потом распределяли их по баракам. В каждом бараке были построены деревянные трех-этажные кровати. На каждой кровати спало по 3-4 человека…

В тот момент, когда я фотографировала железную дорогу, появились лучи солнца, озаряющие лагерь. Мне снова стало дурно…

Если верить статистике, около 1 400 000 человек, из которых около 1 100 000 составляли евреи, были умерщвлены в Освенциме.

Это ужасно. Я надеюсь, что в нашем мире больше никогда не повторится подобной массовой казни людей, выбранных по национальному или какому-либо другому признаку. Любые проявления геноцида должны пресекаться и жестоко караться. Никто не имеет права уничтожать кого-либо. Это должно быть табу для общества.

В автобусе, в котором мы ехали обратно в Аушвиц-1, было много немцев. Ирония судьбы. Им за это стыдно.

Когда мы отъехали от Освенцима, то какое-то время почти не разговаривали. Опыт не из приятных. Поэтому не советую ехать в подобные места особо впечатлительным людям, или людям со слабой нервной системой. Это тяжелое испытание.

Краков

Приехав в Краков уже под вечер, мы немного отошли от угнетенного состояния, и пошли исследовать местность. Помню вкусную вишневую настойку, которую мы случайно попробовали в одном из кафе. После этого мы купили несколько бутылок такой же настойки в магазине. Я мало чего помню из прогулки по Кракову, зато утром было интересно рассматривать фотографии, каким-то образом сделанные ночью.

Лишь только вернувшись в Москву с несколькими купленными бутылками этого чудо-напитка и снова испытав на себе его убойное действие, мы обнаружили, что распили на двоих на лавочке возле набережной в Кракове фактически 2 бутылки водки… 🙂

Настойка «Соплица» крепкая — 38 градусов. Очень рекомендую)

hAWxvXJ2PZ8

Замок Вавель

7DEMgoIHhfE

qDKCgMEqnD0

Ночная аллея возле замка

ON9PzUMWnHo

Костел св.Андрея

j_MwHzrputE

Торговые ряды Сукеннице

gD-IgHwW5xs

Мариацкий собор

aAMkCgkIidg

Костел Святого Войцеха

5qPylZ0mm_w

И конечно, набережная Вислы

Татры

После Кракова мы решили отправиться в горы Татры, что на границе со Словакией. В детстве я провела три недели лета в Татрах. Мне запомнились эти горы.

По дороге к Татрам пейзажи начали постепенно меняться, и наконец-то вдалеке показались снежные верхушки гор. У меня загорелись глаза, и я высунулась из окна, чтобы фотографировать. Изменился и воздух — посвежел, и стало легче дышать после города.

-BybMYoQvSw

ITImqrfchNU

gVZL17deaFQ

7J-q6lgjmxQ

Мы въехали в Закопане — довольно известный горнолыжный курорт. В корчме, в которой мы обедали, был потрясающей красоты вид. Да и еда вкусная! Прямо-таки тазик с мясным ассорти! Подкрепившись, мы вышли на поляну перед лесом с панораманым видом на Татры.

gDNVa-P0XlE

qcZcaFmZ_Bg

KiIxDvtPKk4

1dtCaeqOmps

z0h5eo0Vodg

Дорога в горы долгая, около 2-х часов мы ехали непосредственно к Татрам, насладились природой, а потом решили пересечь границу и заехать на территорию Словакии. Правда, мы проехали всего 10 км, потому что вымотались. И прежде чем ехать обратно в Варшаву, мы нашли укромное местечко, где можно было спокойно отдохнуть на природе. Мы поставили машину напротив реки, побродили по берегу и заснули в машине.

driNW1KAS0k

QruD5De9Ddg

На пути в Варшаву начался сильный дождь, зато потом была самая яркая радуга, которую мы видели в своей жизни, и потрясающий закат.

MPJ8KLNjNaE

MtQ5d42_vAE

iUx0zT1No9A

3MtB5rGwcA0

dUnPyE8O0qQ

Впечатления

Нам искренне понравилась Польша с ее природой, возможностью бродить по старым городам, рассматривать замки и костелы, и не бояться, что на тебя нападут, ограбят или еще чего хуже. Приятно, что можно, как и везде в Европе, остановиться  в зоне отдыха и выспаться, что парковки по ночам и выходным бесплатные, что все везде предельно ясно и можно смело ориентироваться по знакам и вывескам, не боясь уехать не туда. Язык пересекается с нашим, да и русский поляки отлично понимают.

Вы узнаете, что магазин — это «склеп», манты или большие пельмени — это «пироги», а отбивная — «котлета», и еще много других забавных слов… 🙂

Конечно, сюда надо ехать. Я советую всем хотя бы раз побывать здесь, испытать на себе то, что испытали мы. Правда, мы путешествовали всего 4 дня, да и темп у нас был бешеный, возможно именно поэтому все ощущения смешались в кучу, в сумасшедший узел противоречивых эмоций… Не пугайтесь частой смены «декораций» — похожие на Россию пейзажи с коровами и сеном вдруг сменятся на заснеженные горы, католические соборы на колючую проволоку Освенцима. Тоже самое будет и с вашими чувствами. Ваша любовь к красоте и старине сменится негодованием из-за несправедливой казни тысяч ни в чем невиновных человек, боль и непонимание — на восторг при виде горных верхушек, и ко всему этому прибавится  романтика розового заката.

Через год после поездки в Освенцим, мы побывали в Будапеште на набережной с железными башмаками (для тех, кто не знает — это памятник погибшим в Венгрии от рук фашистов), но это уже другая история…